Николай Рыбников. Зима на Заречной улице 12+

Николай Рыбников: "В экранной жизни мне всегда приходилось быть бригадиром"

рыбников

Сын железнодорожника из Борисоглебска Николай Рыбников взлетел на Олимп советского кинематографа спустя всего три года после окончания ВГИКа. "Свой парень", простой работяга Саша Савченко из "Весны на Заречной улице", он сразу стал кумиром миллионов.

Никто из зрителей и не догадывался, что актёр, будучи студентом ВГИКа, едва не распрощался со своей мечтой о кино. Если опустить финал, картина Тодоровского-старшего "Какая чудная игра" практически доподлинная история, случившаяся тогда с Рыбниковым. Будущий актёр здорово пародировал диктора Левитана. В общежитии ВГИКа в подмосковном Бабушкине к радиоприёмнику прилаживали микрофон, студент Рыбников прятался с ним в шкафу и передавал оттуда "важные правительственные сообщения". Дело происходило ещё при Сталине, и одно из таких выступлений каким-то образом попало в местную радиосеть. Рыбниковым немедленно заинтересовались компетентные органы, и руководитель курса режиссёр Сергей Герасимов, дабы оградить любимого студента от более серьёзных санкций, предложил исключить его из института. Правда, через какое-то время "Левитана" всё-таки восстановили.

Оглушительный успех "Весны на Заречной улице" сделал вчерашнего студента Рыбникова невероятно популярным, но одновременно сыграл с ним злую шутку. Режиссёры выстроились в очередь за "работягой", предложить актёру другие образы никому в голову не приходило. В одном из поздних интервью Рыбников вздохнул: "Так уж получилось, что в экранной жизни мне всегда приходилось быть бригадиром. В "Высоте" – монтажников-высотников, в "Чужой родне" – тракторной бригады, в "Весне на Заречной улице" – сталеваров, а в "Девчатах" – лесорубов…"

Роль Ильи Ковригина в этой картине стала последней в череде "золотых" ролей актёра. Работяг на экране сменили юные интеллигенты, и режиссёры больше не видели в Рыбникове главного героя своего времени. Как вспоминает актриса и друг семьи Рыбниковых Ирина Скобцева, это был актёр неиспользованных возможностей… А всё потому, что Николай Николаевич считал нескромным и некрасивым выпрашивать себе роли. Но если уж что-то предлагали – соглашался не раздумывая. С особой радостью актёр вживался в образы, которые шли вразрез с приевшимся бригадирством. Заезжий почтальон из чеховской "Ведьмы" как раз одна из таких работ. После этого фильма актёр с надеждой ждал приглашения и в другие картины по произведениям классиков, но режиссёры позвали его всего дважды – в "Войну и мир" и "Дядюшкин сон".

В творческой биографии Рыбникова более четырёх десятков ролей. Ему довелось сыграть и Бенкендорфа, и Инквизитора, и лётчика-испытателя, и учёного-физика, и полководца Гражданской войны Кочубея. Каждую роль он играл "на разрыв аорты", неудачных, проходных работ у актёра не было – халтурить Николай Николаевич просто не умел. Тем обиднее было ему наблюдать за несчастливой судьбой картин, в которых снимался – по разным причинам сразу после премьер фильмы исчезали с экрана, будто их и не было. 80-е годы стали для Рыбникова тяжёлым испытанием. Некогда яркая звезда, теперь он считал за счастье, когда его звали сыграть хотя бы маленький эпизод. Но даже это сомнительное счастье выпадало нечасто.

Про Николая Рыбникова ходило множество легенд. Но правдива была лишь одна – он действительно обожал свою однокурсницу Аллу Ларионову. На протяжении восьми лет Рыбников не уставал посылать ей цветы и любоваться ею издалека, боясь показаться навязчивым. По нему сходили с ума миллионы девушек, а он не замечал никого, кроме Ларионовой, и всё мечтал, чтобы когда-нибудь она согласилась стать его женой. Они прожили вместе – как в сказке – тридцать лет и три года, пока смерть не разлучила их. Воспитали двух дочерей. Их называли самой красивой парой Советского Союза – и это на самом деле было так. Все радости и все невзгоды они переживали вместе, рука об руку. И, пусть актёрская карьера Рыбникова сложилась не совсем так, как бы ему хотелось, у него никогда не было надобности топить свои проблемы в вине. Ведь в жизни Рыбникова всегда было главное – любовь.

"Коля был счастливым человеком", – говорил режиссёр "Весны на Заречной улице" Марлен Хуциев, человек, предопределивший судьбу никому не известного выпускника ВГИКа Николая Рыбникова.