Право знать! 16+

Руслан Цаликов рассказал о новой системе управления войсками

Вооружённые силы

– В прошлом у нас был неудачный опыт во взаимоотношениях социума в целом и вооружённых сил. А как сегодня построено взаимодействие армии и общества?

– Армия и на самом деле не свободна от общества. Армия призвана остальную часть общества защитить. Вооружённые силы Российской Федерации – во всяком случае, в последние шесть лет – беспрецедентно открыты для общества. Естественно во всём, что не касается государственной тайны. И даже то, что я сегодня на такой программе отвечаю на вопросы – это не что иное, как проявление взаимодействия армии и общества. Я пришёл для того, чтобы в передаче "Право знать!" рассказать то, что наши граждане имеют право знать о нашей армии.

– Новые управленческие системы. Как это продвинуло систему безопасности страны?

– Наш Верховный главнокомандующий дал оценку этой системе, вершиной которой является национальный центр управления обороной Российской Федерации. Это принципиально новая система управления, шестого  поколения, которая позволила максимально эффективно решить вопросы управления вооружёнными силами. Надо признать как очевидный факт, что такой системы нет ни у одного государства в мире.

– Правда ли, что сидя в Москве, можно видеть поле боя где-нибудь в Сирии?

– Давайте не будем упоминать где, но это правда! Сегодня это очень большая, территориально распределённая, вертикально-интегрированная система управления войсками. Это система, которая позволяет нам отслеживать всё, начиная от состояния душевых в казармах до применения вооружённых сил там, где это требуется. На самом деле, это уникальное явление. И хочу сказать, что мы ещё продолжаем совершенствование этой системы, продолжаем наращивание возможностей. И её перспективы ещё далеко не исчерпаны.

– Армия у нас занимается теперь искусственным интеллектом?

– Что касается систем искусственного интеллекта, элементов управления, основанных на фрагментах, отдельных составляющих искусственного интеллекта – они уже вовсю применяются в вооружённых силах. Говорю о применении беспилотной авиации, многих других моментах. Понятно, что вооружённые силы должны выступить интегрирующей площадкой.

Решением Верховного главнокомандующего, по докладу министра обороны, принято решение о создании военного технополиса "Эра". Предполагается, что это будет площадка, где мы в самые кратчайшие сроки создадим все условия для прорывных научных технологий. И, конечно, эти технологии будут иметь возможности, как минимум, двойного применения.

– Танковый биатлон, авиадартс – для чего военным это нужно?

– Это всё очень серьёзные вещи. Авиадартс – это высочайшее мастерство наших пилотов. Учиться боевому искусству можно разными способами. Но такими состязательными способами – это повышение квалификации. И то боевое мастерство, которое проявляют наши лётчики в боевых условиях, это во многом результат авиадартса. Это никакая не игрушка. Это высочайший уровень состязательности и профессиональной подготовленности, которая позволяет нам иметь квалифицированные экипажи. И танковые, и самолётные.

– Вы сказали, что армия и ВПК могут быть локомотивом отечественной экономики…

– Вопрос объёмный, постараюсь коротко. Вооружённые силы и военно-промышленный комплекс не должны, а являются локомотивами движения вперёд. Вот я назову вам некоторые цифры.

Ровно половина военного бюджета – 1,5 трлн (полтора триллиона) – это как раз заказы для промышленности. То есть это выплаты гражданскому сектору:  финансирование, заработная плата людей, трудовые места.

Около 500 млрд рублей (пятисот миллиардов рублей) поступает в бюджеты всех уровней от деятельности вооружённых сил и военно-промышленного комплекса в виде налогов и всего прочего. Вот чисто денежный подход. Хотя, конечно, он не объясняет всю полноту происходящего.

– Каков портрет современного российского военного?

– Наверное, лучше всего портрет нашего военнослужащего сегодня был описан во время событий в Крыму – вежливые люди. На самом деле это очень серьёзное, очень ёмкое определение.

– В наших Вооружённых силах появилось большое количество женщин. В основном, кстати, красавицы. Это сознательная политика Министерства обороны?

– Это просто соответствие запросам дня. Вы знаете, какие огромные конкурсы – назовём их условно – на "женские" места в военных учебных заведениях? В Военно-медицинскую академию конкурс только среди обладательниц золотых медалей превышал 10 человек на место. У нас был первый набор осенью в Краснодарское высшее военное лётное училище, так там пришлось реагировать министру обороны на обращение общественности, и мы вынуждены были добавлять лишние места, потому что девушки сдали на высокие баллы, а мест не было. Это веяние времени. Нам кажется, что это правильно. И если это кто-то будет подводить под милитаризацию – да вовсе нет. Просто есть военные профессии, где сегодня женщина может быть эффективна. Если мы даём ей реализовать себя в других сферах деятельности, почему здесь должны ограничивать? Вот и всё.