Право знать! 16+

Александр Аузан: 3 трлн рублей, которые тратит правительство на пенсионную реформу, это много

Декан экономического факультета МГУ имени Ломоносова, Александр Азуан
Автор: ТВ Центр

Сможет ли Россия содержать пенсионеров при слабой экономике? Стоит ли замены человека искусственным разумом? Когда человечество переступило красную черту в поединке с машинами? В чём отличие игры от творчества? Для чего нужен футбол и другие праздники? На эти и другие вопросы в эфире "ТВ Центра" ответил декан экономического факультета МГУ имени Ломоносова Александр Азуан.

О темпах экономического развития

Мы по темпам развития отстаём от общемировых. Если 10 лет назад Россия имела 4% мирового ВВП, то сейчас – это 3%. Это большое осложнение для наших амбиций. Но это и ресурсы для социальной жизни. 3 триллиона рублей, которые тратит правительство на пенсионную реформу – это много, потому что экономика не велика и не очень продуктивна. При том, что люди с 1990-х годов работают больше, но производительность труда у нас в три раза меньше, чем у американцев.

О промышленных роботах

В технологиях у нас на 10 тысяч работающих – три промышленных робота. У китайцев – 68, у американцев – 189, у немцев – 301, у южнокорейцев – 638. Причём, хочу заметить, что в СССР эти цифры были несколько выше, чем в России сейчас. Поэтому мы и внутри страны вынуждены вести споры, потому что не можем содержать пенсионеров при слабой экономике. И во внешней выглядим сильными, но на самом деле опереться в экономике и технологических результатах не на что, кроме военно-технических результатов, из которых экономику сделать трудно.

О цифровых технологиях

Цифровая экономика – экономика, возникшая на искусственном интеллекте. Мы можем сказать, что он существует. В 1996 году компьютер обыграл чемпиона мира по шахматам, и это полбеды. А пару лет назад чемпион мира по игре в го проиграл компьютеру. И это – красная черта.

Об искусственном интеллекте

Умственный труд родил такого замечательного ребёнка, как искусственный интеллект. И существуют страхи. Один ложный, что машины будут командовать людьми. Не будут! Технологии никогда не приходят вопреки нашим желаниям. Второй страх – безработица и то, что машины выгонят людей. Не выгонят! За 70 лет инноваций в США из списка профессий исчезла только одна – "водитель лифта"! Но я боюсь деградации естественного интеллекта!

О чемпионате мира по футболу

В чём могут быть положительные экономические эффекты? Подчеркиваю, опыт Олимпиады показал, что вложения в неё давали стимул экономическому росту. От чемпионата останутся инфраструктура, дороги, оптоволокно, хабы, стадионы. Это всё то, что даёт базу для развития. Вообще ровно то, что государство должно делать. Остальное может делать бизнес.

О пенсионной системе

Мы – страна чрезвычайно дифференцированная по доходам и условиям жизни. В среднем это правильный расчёт, что мы должны отложить пенсионный возраст. Я бы внёс поправку на неравенство в стране. Оно колоссальное и касается и возраста доживания. В зависимости от среднего дохода дифференцировал бы и время выхода на пенсию. Сделать более сложную пенсионную систему можно. Именно с учётом цифровизации.

Если у нас система солидарная, то главный вопрос политической жизни – как переделить, как перераспределить, как обложить налогами, откуда достать дополнительные источники? Если это накопительная система, то будет вопрос: куда вкладывать, как регулировать?

С накопительной системой возникли серьёзные проблемы. Именно поэтому её стали подмораживать, я бы сказал, в правительстве. Но что лично меня, как экономиста, не устраивает в решении правительства по пенсионной реформе? Это не реформа – это перерасчёт денег в связи с тем, сколько их есть. Там нет плана, как меняется, где накопительная, где солидарная, что происходит. Там 16 лет вперёд, если говорить о возрасте для женщин, это прописано. Но никакого плана, как это всё живёт, нет. Бухгалтер победил экономиста. В чём разница?

Наши глубокоуважаемые бухгалтеры должны свести доход и расход. А экономист должен обеспечить такое сведение, которое бы способствовало развитию экономики. В том, что сейчас делается, я не вижу решений, которые способствуют. Они просто ещё не написаны, на мой взгляд.

Нам всё равно придётся делать такие пропорции, понимая, что цифровая экономика – это другие возможности ещё и оперативного анализа рынков. Мы понимаем, что и точность пенсионных систем может возрастать. И связка с инновационным сектором может строиться по-другому.