Смертельная дружба, или как убивали полковника Каддафи

В политике не спасают ни лесть, ни дорогие подарки

Немногие современные политики могут похвастать таким сроком на вершине власти.  42 года Муаммар Каддафи возглавлял Ливию. Революционер, полковник, диктатор, писатель, лидер ливийской Джамахирии – как только его не называли.

Он же некоторых называл друзьями. Несмотря на неординарную начитанность, Каддафи не помнил  или не верил в утверждение, что в политике друзей не бывает. И эта дружба оказалась для него смертельной.

Муаммар Каддафи возглавил страну в результате бескровного переворота, устроенного в королевстве группой молодых офицеров. До этого события Ливия была, несмотря на провозглашенный ранее суверенитет, полуколонией западных государств. Великобритания пользовалась правом неограниченного использования в военных целях всех портов и аэродромов страны. США владели самой большой авиационной базой Уилус-Филд в окрестностях Триполи. А французские подразделения занимали базы на территории Южной Ливии.

Но, конечно, главный вопрос – деньги, а точнее – нефть. Месторождения разрабатывали американские компании. Лишь небольшая часть от доходов оседала в казне короля Идриса, почти все уходило за океан.

А пришедшие к власти 1 сентября 1969 года военные во главе с Каддафи кардинально изменили страну. Одно из самых отсталых в прошлом государств Африки неожиданно вышло в лидеры региональной политики.

Сегодня, в разграбленной и измученной гражданской войной Ливии, местные жители с ностальгией говорят о тех временах. Причем восторженно говорят о прошлом даже противники полковника. Нефтяные доходы Каддафи направил на развитие страны — от вооруженных сил и спецслужб до социальной инфраструктуры.

Лидер Джамахирии по-своему представлял идеальное общество: в написанной им "Зеленой книге" смешались ислам, социализм и многое другое. Но факты – даже в изложении тех самых ностальгирующих ливийцев – свидетельствуют о социальной направленности внутренней политики полковника. Отсутствие квартирной платы, минимальные цены на бензин, большие субсидии молодоженам, молодым родителям и многодетным семьям, лучшие для того времени здравоохранение и образование на Африканском континенте.

Ну и себя Каддафи не обделял – хотя вел весьма аскетический образ жизни. По оценкам британского казначейства, стоимость его активов в Соединенном королевстве составляла 32 миллиарда долларов. Каддафи принадлежало 7,5% акций в итальянском UniCredit, 2% в автомобильной группе Fiat, 2% в военно-промышленной группе Finmeccanica, и еще 7,5% в туринском футбольном клубе Juventus.

Ливийскому государству принадлежали 3% британского холдинга Pearson, который контролирует одно из крупнейших издательств мира - Penguin Group, а также компанию, которая издает ведущую деловую газету Financial Times.

Полковник водил дружбу с европейскими лидерами. И не просто приятельствовал: он профинансировал предвыборную президентскую кампанию Николя Саркози, когда тот нацелился во второй раз занять Елисейский дворец. И это не просто слухи – хотя сам Саркози даже на суде до последнего все отрицал. Президент Белоруссии Александр Лукашенко рассказывал, что узнал об этом "скромном подарке" лично от Каддафи. Правда, белорусский лидер называл сумму в 100 миллионов долларов, а позже уже речь шла о 250 миллионах евро.

"Поэтому, может быть, Ливию убили, изнасиловали, и уничтожили Каддафи. И сейчас пытаются уничтожить его семью, чтобы следов не осталось. Вот вам демократия", - рассуждал позже Лукашенко.

"Лис пустыни", как стали называть полковника, очень хотел стать "своим" для США и Евросоюза. И в этом, наверное, его главная ошибка. В 2009 году Каддафи в речи на Генассамблее ООН "распинался" о достоинствах Барака Обамы – которого, по его словам, он хотел бы видеть "вечным президентом" США.

Эти попытки подружиться с сильными мира сего понятны. Американцы еще в 2003 году прозрачно намекнули чересчур самостоятельному полковнику, какая судьба его ждет. Причем показали на наглядном примере, стерев с лица земли несколько городов соседнего Ирака и повесив позже его также слишком самостоятельного лидера, Саддама Хусейна. Но зачем Вашингтону и Брюсселю было договариваться с Каддафи – если после распада СССР никто уже не мешал им просто придти и забрать, что нужно?

То, что произошло в 2011 году, могло случиться раньше. В поход против "кровавого диктатора" призвал весь "цивилизованный мир" (подразумевались, естественно, страны НАТО) никто иной, как Николя Саркози. Поддержал призыв тот самый "величайший президент США" - Барак Обама.

А еще одна "подруга" - занимавшая на тот момент пост госсекретаря США Хиллари Клинтон – взвизгнула от восторга в прямом эфире, когда ей сообщили об убийстве ливийского лидера. "Мы пришли, мы увидели, он умер", - восторгалась демократически настроенная американка, наблюдая за тем, как озверевшая толпа терзает своего свергнутого бога. Чем выше поднялся – тем больнее падать: особенно политику, у которого нет друзей. Каддафи об этом почему-то забыл.