Документальные летописи войны 12+

Как 15 партизан ценой жизни остановили дивизию "Викинг"

Леонид Черняховский
Автор: Архив научно-краеведческого общества "Память" ОСОШ №1
Диверсионно-разведывательная группа "Максим 66"
Автор: Астафьева Анастасия
Обелиск группы "Максим 66"
Автор: Елена Скутнева
Церемонии перезахоронения в братскую могилу у обелиска группы "Максим 66". 1 октября 1967 года.
Автор: Краеведческий музей поселка Орловского
Железная дорога у памятника группе №66 "Максим"
Автор: Астафьева Анастасия
Путь группы "Максим"
Автор: maps.yandex.ru
Солдаты немецкой дивизии "Викинг"
Автор: Global Look Press

15 воспитанников астраханской спецшколы получили задание – приостановить движение эшелона дивизии СС "Викинг". Место, где должны были встретиться диверсанты и солдаты вермахта, находилось вблизи разъезда Куреного. Именно тут железнодорожное полотно делает крутой поворот, и именно в этом месте можно было бы заложить взрывчатку и незамеченными уйти. В задании не говорилось ни слова о том, что группа №66 должна вступить в бой с немцами. Однако молодые диверсанты решили иначе. Последний раз "Максим" вышел на связь 2 декабря 1942 года, с этого момента отряд считался пропавшим без вести.

1. В спецшколе

Астраханская спецшкола №005 в годы Великой Отечественной войны вела подготовку небольших диверсионно-разведывательных групп, которым предстояло действовать в степных районах. Ученикам предписывалось избегать открытых столкновений с противником, наносить ему ущерб главным образом диверсиями и вести разведывательную деятельность. Курс обучения порой сокращался до месяца, а затем диверсантов распределяли по отрядам, которые забрасывали на оккупированную немцами территорию.

 

 

Одной из таких групп была и "Максим 66". Её командиром стал старшина Леонид Черняховский – 28-летний кандидат в члены ВКП(б), до войны работавший товароведом в сухумском санатории "Агудзера". Комиссаром назначили бывшего военрука школы Заветинского района Ростовской области Василия Быковского, которому к тому времени исполнилось 29 лет. Он хорошо знал степи, в которых группе "Максим" предстояло выполнить задание. Замом командира по разведке стал 20-летний севастополец Владимир Солдатов.

В группу №66 вошли 10 подрывников – бывший техник из Сталинграда 20-летний Степан Киселёв; 19-летний Николай Кулькин, до войны работавший столяром на сталинградском заводе; 19-летний спортсмен из Луганской области Николай Лунгор; 17-летний Иван Сидоров, недавний девятиклассник из села Малая Ивановка Дубовского района Сталинградской области; бывший бакинский рабочий-вагоноремонтник 20-летний Иван Клепов; 17-летний сирота-детдомовец Владимир Владимиров; 17-летний одессит, до войны мечтавший о "мореходке", Владимир Анастасиади; 17-летний астраханец, сын кочегара Николай Хаврошин; бывший счетовод тамбовского колхоза "Всходы социализма" 22-летний Павел Васильев и Нонна Шарыгина, которой 3 декабря 1942 года исполнилось 17 лет. Также под командованием Черняховского находились 19-летняя медсестра Валентина Заикина из Ахтубинска и 20-летняя радистка Зоя Печенкина, до войны жившая в Ростовской области.

 

 

В первых числах ноября 1942 года командир группы "Максим" получил задание: совершить налёты на дороги в Ростовской области, и, по возможности, парализовать коммуникации фашистов, для того чтобы не дать вермахту беспрепятственно перебрасывать к фронту живую силу и вооружение. На подготовку к выполнению задачи дали меньше двух недель.

Из вооружения и провизии группе выдали шесть автоматов ППШ с 3000 патронов, четыре винтовки и четыре карабина с 1200 патронами, два револьвера — один для комиссара, другой для радистки, 66 противопехотных мин, 34 килограмма тола, один глушитель для винтовки с 12 спецпатронами, три коробка спичек, а также запас продовольствия на десять дней.

На рассвете 17 ноября диверсионно-разведывательная группа "Максим" под командованием старшины Черняховского покинула астраханскую спецшколу.

2. За линией фронта

"Максимовцы" начали свой путь на бронекатере вверх по Волге, вечером следующего дня диверсанты вышли на берег в селе Енотаевка, партизан встретил разведотряд 51-й армии. Оттуда ночью в грузовике отправился "Максим" к линии фронта, перейти которую диверсантам предстояло уже пешком. А дальше около трёхсот километров пути по голой зимней степи в тылу немцев.

Ориентироваться группе Черняховского приходилось по компасам и по обозначенным на картах калмыцким колодцам – худукам. Задача осложнялась тем, что идти можно было только по ночам — дни пережидали в заросших редким тальником и бурьяном лощинах, полузасыпанных снегом и землёй окопах, заброшенных кошарах. Несмотря на сильный мороз, костров не разжигали, стороной об­ходили попадавшиеся на пути хутора.

 

 

На четвертую ночь пути диверсанты пересекли границу Калмыкии и Ростовской области, в шестую – преодолели дорогу Ремонтное – Зимовники. Утром 26 ноября группа "Максим" вышла на берег реки Маныч. И только на 10 сутки неподалёку от хуторов Нижнее и Верхнее Зундово партизаны на­ткнулись на окопы и блиндажи, в которых можно было как следует отдохнуть, не боясь шургана – степной метели. К этому моменту у диверсантов закончились продукты, многие получили обморожения и простуду.

29 ноября по рации "максимовцы" узнали об окружении армии Паулюса под Сталинградом и получили приказ из Центра — перекрыть движение немецких поездов, направляющихся в район Котельниково, где собирался ударный кулак для прорыва окружения.

В ночь со 2 на 3 декабря 1942 года разведывательно-диверсионная группа №66 "Максим", преодолев калмыцкие степи, котловину Сарпинских озёр, курганы приманычских степей, достигла конечной цели своего маршрута — железнодорожной артерии, по которой солдаты вермахта переправлялись в осаждённый Сталинград.

 

 

Старшина Ченяховский нашёл подходящее для диверсии место – вблизи разъезда Куренного на повороте железной до­роги к станции Орловской. Подрывники заложили взрывчатку под рельсы, после чего вся группа укрылась в лесополосе и стала ждать.

Вскоре появился поезд, сработал взрывной механизм. Но сни­зивший на повороте скорость состав не опрокинулся, хоть и был изрядно повреждён. Выполняя приказ, группа Черняховского остановила движение дивизии СС "Викинг". В подорванном поезде находился полк "Нордланд", состоящий из двух батальонов лёгких танков, четырёх батальонов средних танков, мотострелковой роты. Этой дивизии предстояло присоединиться к группировке Паулюса.

Около часа 12 парней и три девушки бились против усиленной роты мотопехоты противника. После того как у диверсантов закончились патроны, немцы взяли оставшихся в живых в плен. Более четырёх часов ушло у ремонтной бригады вермахта на восстановление путей. Всё это время фашисты пытали партизан, надеясь выяснить, где расположены другие засады. Никто из группы №66 не раскололся. К тому же диверсанты в самом деле не знали расположения других партизан.

 

 

Так и не добившись какой-либо информации, немцы выстроили членов группы Черняховского в ряд перед стоявшим эшелоном, сорвали одежду и, чтобы запугать, вытащили одного вперёд и заживо сожгли из огнемёта на глазах у всех. Затем расстреляли остальных.

Группу, которая после 2 декабря так и не вышла на связь, объявили пропавшей без вести. Старшина Леонид Черняховский, решивший дать бой немцам, не вернулся в Сухуми, комиссар Василий Быковский не увидел своего сына, Николай Лунгор не стал знаменитым футболистом, Нонна Шарыгина так и не отпраздновала 17-й день рождения. Мечты о мирной жизни 15 молодых диверсантов не сбылись.

Но нападение "максимовцев" на эшелон нарушило нормальное движение на всём участке железной дороги от Пролетарской до Котельниковского. "Викинги" прибыли к месту назначения с опозданием на сутки. Позже немецким дивизиям пришлось выделить подразделения для патрулирования и охраны железной дороги, пускать поезда на пониженной скорости. И всё это благодаря группе партизан.

 

 

Тела 12 из 15 диверсантов обнаружили местные жители лишь весной 1943 года, сельчане захоронили останки диверсантов, не узнав их имён. О том, что в манычской степи обрели покой партизаны, остановившие колонну вермахта, стало известно спустя 20 лет. Писатель Овидий Горчаков провёл собственное расследование и узнал подробности о группе, казнь которой подробно описал в своём дневнике эсэсовец Петер Нойман. 1 октября 1967 года члены группы "Максим" были перезахоронены в братскую могилу, которая находится на том самом месте, где диверсанты приняли бой против немецких солдат.

Елена Скутнева, TVC.RU