Документальные летописи войны 12+

"Мы, внуки героев, должны гордиться"

"Мы, внуки героев, должны гордиться"

В преддверии семидесятой годовщины Великой Победы портал TVC.RU публикует интервью с потомками ветеранов той страшной войны.

Журналистка Юлия Грохлина в интервью нашему порталу рассказала о своих героических предках, воевавших на фронтах Великой Отечественной, о том, как надо прививать историческую память подрастающему поколению, а также о традициях встречи самого народного в нашей стране праздника – Дня Победы.

Когда мы говорим о том, что "деды воевали", мы имеем в виду именно наших дедов, поскольку в России едва ли найдётся семья, которую так или иначе не затронула война; семья, чьё старшее поколение не участвовало в Великой Отечественной. Эту войну мы воспринимаем как семейную трагедию, как личное горе. Наверняка и в Вашей семье есть свои герои и свои утраты?

– Конечно, есть. Они есть в любой семье. В моей воевали дед и оба прадеда. Сейчас уже, к сожалению, никого из них нет в живых, хотя двое вернулись с войны, а один прадед погиб под Ленинградом во время прорыва блокады и похоронен на Пискарёвском кладбище. Когда мы бываем в Питере, то обязательно навещаем его могилу. А ещё блокаду пережила моя двоюродная бабушка. К сожалению, её уже тоже нет с нами – она умерла в 1994 году, в годовщину снятия блокады.

Дедушка мой был танкистом и, как гласит семейная легенда, дошёл до Берлина. Подробности этой истории покрыты мраком, так как у него самого уже не спросишь, но мой папа рассказывал, что у самого Берлина, уже в последние дни войны, деда арестовали за "мародёрство", когда он вскрыл склады с топливом, после чего отправили в Сибирь, где он пробыл вплоть до 1950-х, после чего вернулся в Москву.

Второй мой прадед, Рахматулла Абубакирович Бакиров, был партизаном в Белоруссии. Родился он в киргизском городе Базар-Курган, откуда его и призвали буквально в первые же дни. 3 июля он, оставив в родном городе жену и детей, уехал в Белоруссию, где только-только разгоралось пламя войны.

Ни для кого не секрет, что тот период был самым сложным, ведь страна была не готова к нападению. Поначалу они отступали, но в какой-то момент в расположении части появился офицер, который искал добровольцев для партизанского отряда. Их подразделение вызвалось в полном составе, и до 44-го года мой прадед и его боевые товарищи партизанили, в том числе, и в Ленинградской области: сражались в тылу врага и сопровождали обозы с продовольствием до осаждённой Северной столицы.

Три года он воевал, потом был серьёзно ранен в ногу. Спасло прадедушку только то, что одновременно с ним был ранен и тот офицер, командир партизанского отряда. Самолётом их отправили в Москву на операцию, затем была длительная реабилитация на Дальнем Востоке. Прадеду даже предлагали остаться там, но он не захотел – решил поехать к семье.

А как сложилась его судьба после войны?

– Прадед очень сильно болел после войны – ранение давало о себе знать. Даже когда получили известие о том, что пришла его награда, он сам не смог её забрать. Не сделали этого и после его смерти. Сейчас никто даже и не помнит, что это была за награда. Сейчас моя бабушка, его дочь, очень хочет найти и сохранить эту самую награду – память об отце. Как раз этим я и собираюсь сейчас активно заняться.

Может быть, это интервью поможет Вам найти пропавшую награду.

– Возможно. Кстати, когда прадед ехал с Дальнего Востока, он даже не знал, где находятся его жена и дети, думал, что они все уехали на родину, в Башкирию. А они ничего не знали о нём, но по счастливому стечению обстоятельств семья воссоединилась. Мне, например, очень сложно представить, что должны испытывать люди в такие моменты. Наверно, это счастье и радость, но в то же время человек уже другой, прошедший все ужасы войны, серьёзно раненый. Нога у него, к слову, так и не разгибалась до конца жизни.

"Это радость со слезами на глазах". Вы так живо рассказываете историю своей семьи. Напрашивается вопрос, чем является День Победы лично для Вас, внучки героев войны? Как Вы отмечаете этот праздник? И как собираетесь отметить его в этот юбилейный год 70-летия Победы?

– На самом деле, сложно сказать, ведь эти истории от меня достаточно "далеки" – никого из своих прадедов я даже не видела, только на старых семейных фотографиях. Когда мы еще учились в школе, моя учительница говорила: "Для вас эта война – то же самое, что для меня война 1812 года". Должно быть, мы не чувствуем эту связь поколений…

Но Вы чувствуете гордость, чувствуете благодарность? Что Вы чувствуете, когда слышите истории, подобные тем, которые сами только что рассказали?

– Конечно, гордость. Конечно, благодарность. Те, кто этого не чувствуют – очень странные люди. О своих воевавших дедах я впервые услышала ещё лет в семь-восемь. Эти истории я впервые прочитала в каком-то старом черновике маминого сочинения. Отрыла  где-то дома, в залежах. Возможно, всё дело в мамином таланте изложения, но то, что я прочитала, проняло меня до слёз.

Что касается самого праздника, то особых традиций празднования у меня, честно говоря, нет: в школе ходили на праздничные линейки, возлагали венки; в "музыкалке" выступали с концертами. С семьёй все вместе каждый год смотрели парад. Я до сих пор смотрю его каждый год и младшее поколение приучаю. Если не смотрим по телевизору, то я беру племянника, и мы идём с ним на митинг, который проводится у нас в городе. Объясняю племяшу, за что мы должны быть благодарны ветеранам.

Знаю, что в некоторых семьях принято застолье в День Победы – у нас такого нет. Но не так давно у нас появилась новая традиция, которая связана не с моей семьей, а с семьёй моей лучшей подруги. Каждый год мы навещаем её бабушку. В годы войны она и её уже покойный муж, работавший на заводе в блокадном Ленинграде, были ещё подростками. Воевать им не пришлось, но до сих пор бабушкина память хранит много историй их непростого военного детства и отрочества...

Все люди не вечны, и в какой-то момент не останется уже живых свидетелей этой войны. Будет ли иметь смысл тогда праздник 9 мая?

– Я помню год 50-летия Победы, когда ветераны шли строем по Красной площади. Это был восторг! Маршировали герои, победители, которым тогда было уже около семидесяти.

А смысл праздника с уходом ветеранов никуда не уйдёт – мы же отмечаем День Бородина, например. Сложно сравнивать эти две войны, но всё равно люди помнят, что было тогда, какими жертвами в обоих случаях далась нашему Отечеству победа. Сохранить историческую память, передать эстафету младшему поколению – вот задача этих мероприятий.

Я считаю, что нужно, особенно в свете нынешнего времени, когда пытаются переписать историю и нивелировать роль Советской армии, эту традицию поддерживать любой ценой. Нельзя допустить повторения подобных событий. Война сама по себе страшна. А то, что сейчас происходит на Украине, и то, что было ещё до Майдана, когда президент Ющенко заявил, что ветеранов экстремистской УПА приравнивает к ветеранам Советской армии, меня просто сразило. Это так низко! Невозможно подобрать слова для описания этого поступка! На самом деле День Победы – это праздник со слезами на глазах. Седины на висках у меня пока нет, но слёзы наворачиваются.

По поводу слёз на глазах и всех тех, кто хочет нивелировать и пересмотреть… Как Вы, Юля, относитесь к нынешним "смердяковым", задающимся вопросами: нужно ли было жертвовать таким количеством людей для Победы? А не лучше было сдать Ленинград? Что было бы, если б "умная нация победила бы глупую"?

– Подобные вещи лично у меня вызывают только чувство гадливости. Как можно задаваться столь кощунственными вопросами после того, как 30 миллионов советских людей кровью и жизнями "оплатили" сегодняшнюю нашу жизнь и наше будущее.

Обсуждать это – просто какая-то феерическая глупость. Почему в нашей стране есть люди, которые считают, что их предки поступили как-то неправильно? Ведь кто, если не мы?! Мы, внуки героев, должны гордиться! А гордиться нам, безусловно, есть чем!