Закулисные войны 12+

Балетные войны

Балетные войны
Автор: © Фотобанк Лори

Весной 1982 года народный артист СССР Марис Лиепа, как всегда, пришёл в свой родной Большой театр, показал пропуск. Что может быть обыденнее? Вахтёр посмотрел на него хмуро и пробурчал: "Не велено". Поражённый Лиепа пытался спорить, напомнил о высоком звании, о годах службы… Взгляд вахтёра ничуть не изменился: не велено! Отставной чекист отобрал пропуск и выставил народного артиста за дверь…

 

 

Марис Лиепа проработал в Большом театре более 20 лет. Природа не снабдила его особыми балетными данными – славы и успеха танцовщик добивался изматывающим, маниакальным трудом. Пика карьеры Марис достиг в середине 60-х годов, работая в дуэте с Юрием Григоровичем. Худрук и абсолютный монарх Большого театра создал специально для артиста партию Красса в балете "Спартак". Благодаря этой роли звезда Мариса Лиепы поднялась на небывалую высоту. Слава усугубила и без того непростой характер танцора. Он мог устроить скандал практически на ровном месте – вдруг разругаться с коллегами, швырнуть костюм в лицо местной "челяди". Однако до поры до времени ему всё прощалось.

В 70-х отношения между Лиепой и Григоровичем дали трещину. Марису перестали давать главные роли, а те партии, которые предлагал худрук, танцовщик считал неприемлемыми для своего статуса. И тогда Лиепа написал статью в газету "Правда", в которой раскритиковал и хореографию Григоровича, и его методы руководства труппой. И вот 28 марта 1982 года на стол художественного руководителя Большого театра Юрия Григоровича ложится письмо за личной подписью министра культуры СССР Петра Демичева. Согласно приказу, Марис Лиепа восстановлен в должности солиста Большого театра! Танцовщик вернулся к роли Красса, публика рукоплескала. Однако бенефис Мариса на этот раз оказался недолгим – спектакль стал последней работой артиста в Большом. В возрасте 45-ти лет Лиепа был отправлен на пенсию. Григорович так и не простил танцовщику ни его выходок, ни злополучной статьи…

Непросто приходилось и одной из самых выдающихся балерин двадцатого века – Майе Плисецкой. В феврале 1972 года, чтобы отстоять новый балет "Анна" по роману Льва Толстого, она вступила в схватку с самим министром культуры СССР Екатериной Фурцевой. Фурцева считала чуть ли не кощунством, что роман "Анна Каренина" превратили в балет (откуда эта буржуазная эротика?! Каренина буквально в неглиже валится на Вронского… Это возмутительно и недостойно советского балета!). Но Плисецкая сдаваться не собиралась. Она обратилась напрямую к секретарю ЦК, отвечающему за культуру – тому же Петру Демичеву, заручившись при этом поддержкой зампредседателя КГБ Бобкова, который был её страстным поклонником. И – о чудо! – в Центральном Комитете партии Майю Плисецкую поддержали. Впрочем, причиной тому стали не только влиятельные покровители, но и огромный международный авторитет: балерина была одним из главных советских брендов.

А что стало причиной многолетней вражды между Галиной Улановой и Ольгой Лепешинской? Почему прима-балерина Кировского театра Наталья Макарова сбежала из страны? Как Анастасию Волочкову "выживали" из Большого театра и что на самом деле стало причиной её увольнения?

Юлия Палагина