Документальное кино Леонида Млечина 16+

Почему Хрущёв до последнего не верил в заговор?

Почему Хрущёв до последнего не верил в заговор?

История отставки Хрущёва – это драма, а для кого-то и трагедия. Борьба за власть не заканчивается даже в тот момент, когда политик становится полновластным хозяином страны. Власть приходится оберегать от тех, кто рядом, кто вместе с тобой. А Никита Сергеевич расслабился и в 1964 году не поверил в то, что его ставленники, своим положением и карьерой обязанные ему лично, все его предадут. Для него это была не первая схватка, в которой на кону стояла власть, а то и жизнь. Все предыдущие он выиграл.



Все действующие лица драматической истории, которая изменит судьбу страны, той ночью спали плохо. Руководители партии и государства, которые пожелали сменить хозяина страны, всё ещё боялись его. Никита Сергеевич не раз расправлялся с теми, кто покушался на его кресло. Что он придумает на этот раз?

Рассказывает Леонид Млечин:
– По сей день ходят слухи, что Хрущёв, конечно же, понял, зачем его вызывают в Москву с отдыха на государственной даче в Пицунде. И собрался лететь не в столицу, а в Киев, чтобы заручиться поддержкой командующего Киевским военным округом генерала армии Петра Кирилловича Кошевого. Украина считалась опорой Никиты Сергеевича, генерал Кошевой – верным ему человеком. Говорили даже, что на этот случай по маршруту следования правительственного авиалайнера привели в боевую готовность зенитно-ракетные войска, чтобы в крайнем случае сбить Хрущёва.

Ну, а мог бы Никита Сергеевич и в самом деле обратиться к кому-то из военачальников с просьбой поддержать его всей мощью вооруженных сил?

Автор фильма утверждает, что такой поворот событий не представлялся тогда возможным. Даже если бы кто-то из генералов попытался самочинно поднять войска, у него ничего бы не вышло. Председатель КГБ приказал управлению военной контрразведки информировать его даже о незначительных передвижениях войск. В советской армии ни один приказ не отдавался без ведома особистов и не исполнялся без их санкции.

Леонид Млечин:
– В реальности Хрущёв не собирался лететь в Киев и просить военных о помощи. Он не верил в заговор! Решительно все, кто занимал высшие посты в партии и государстве – и не только на Украине, но в первую очередь в Москве, – его ставленники. Обязанные ему своим положением и завидной карьерой, а некоторые - даже жизнью, как, например, маршал Советского Союза и министр обороны Родион Яковлевич Малиновский, за которого Хрущёв поручился перед Сталиным. И Никита Сергеевич не мог себе представить, что они все его предадут…

И чем же отплатил ему маршал? Присоединился к заговору. Помог спровадить Хрущёва на пенсию. Но это ещё не всё. Через три недели в Кремле, во время праздничного приема 7 ноября, к Малиновскому подошёл глава китайского правительства Чжоу Эньлай. Он приехал посмотреть, что происходит в Москве после смены высшего руководства. Маршал, возможно, несколько возбуждённый горячительными напитками, от чистого сердца посоветовал Чжоу Эньлаю:
– Мы от своего дурачка – Хрущёва – избавились. Теперь вы свергайте своего Мао. И у нас вновь начнётся дружба.

Возмущенный Чжоу ушёл с приёма. Разразился скандал. Утром в резиденцию китайской делегации приехал Брежнев с членами президиума ЦК – извиняться. Но эта фраза маршала Малиновского о "дурачке" прежде всего многое говорит о нём самом. Как минимум Хрущёв мог бы рассчитывать на элементарную благодарность со стороны того, кого спас...

А предлагал ли на самом деле дорогой Леонид Ильич физически устранить Хрущёва? Что в поступках Никиты Сергеевича так напугало высших советских чиновников? Кто сохранил верность Хрущёву до конца? Почему отказался от встречи с почётным пенсионером Хрущёвым Юрий Гагарин? Оказалось, что слетать в космос оказалось проще, чем навестить опального вождя.

Рассказывает Леонид Млечин:
– Хрущёв так и не смог оправиться от удара. Его бывший помощник Владимир Лебедев рассказывал Твардовскому: "Первое время Никита Сергеевич очень переживал, просто плакал горючими слезами, постепенно только утих и, может быть, смирился". По словам дочери, Хрущёв ожидал худшего. На оставленной ему даче метался по дорожкам, предполагал, что его могут арестовать или сослать. Уходу Хрущёва радовались. Всё сделанное им подвергалось осмеянию…

В октябре 1964 года имя Никиты Сергеевича перестали упоминать. Словно и не было такого человека. Александр Твардовский записал в дневнике: "Хрущёв в больнице. Выйдет в коридор, все ныряют в палаты, чтобы не здороваться, –  гнусь. Вот кому пришлось испить чашу. Сталин умер в присутствии своего величия и, если бы мог знать, что было после него, был бы доволен: газеты, речи, Мавзолей. А этот живым увидел, как можно просто-напросто быть сброшенным с площадки истории – ни развенчания, ни доклада о культе личности Хрущёва, ни даже упоминаний".

Дмитрий Толкачёв